Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

witch

Самая верхняя запись

Уважаемые гости журнала, вы можете познакомиться со мной чуть поближе и решить для себя, стоит ли тратить время на чтение моего бортового журнала, заглянув на страницу профиля. Что касается фиалок и цветоводства - сразу предупреждаю, что здесь их практически нет, т.к. для этой цели существует профильный блог на моем сайте MiniViolets.ru
Если вам симпатичен именно этот мой журнал, и вы хотели бы подружиться, предлагаю знакомиться здесь, либо в комментариях к любой заинтересовавшей Вас записи. Всегда рада общению с интересными собеседниками!

Некоторые избранные ссылки:

Эффект Пельтье или Обыкновенное Чудо
Мои записки о Брюно :: Концерты :: Впечатления от альбомов
История организации московских концертов
Киноманское :: Меломанское :: Рукодельное

Полный список всех тэгов


Если у вас не отображаются иллюстрации
Collapse )
food

(no subject)

Если я вижу личи (а этой зимой, слава богу, их регулярно завозят в Ашан) - я в ту же секунду хватаю пакет и возбужденно кидаюсь к корыту с необоримым внутренним чувством, что промедление смерти подобно. И каждый раз обязательно кто-нибудь нарисуется рядом и заводит стандартную песню: "Ой, а вы это прямо взаправду едите? А надо? А вкусно? А на что хоть примерно похоже?" На это я отвечаю: "Нет. Нет. Нет. На глаза", продолжая активно закидывать личи в мешок. Человек постоит-постоит, лоб поморщит, подумает, да и пристроится рядом, опасливо щупая жесткие розоватые шкурки, будто те могут наброситься и укусить: "А как выбирать?" - "Берите такие, чтобы немного пружинили", - милостиво поясняю, направляясь к весам со своими двумя килограммами, - "Только много не набирайте, они быстро портятся".
witch

(no subject)

Супруг пытается показать мне "Стартрек" 64-го года, да еще просит не издеваться!
Ох, зимний сезон начинается... И дома снова заводятся ференги, клингоны и ромуланцы )))
witch

...

В огромных ангарах полузаброшенных цехов, чуть влажные, из крошащегося кирпича сложенные стены которых тонут в таинственном полумраке, пахнет сыростью, глиной, мокнущим железом и теплой древесной стружкой.
Величественные, жутковатые, всем своим видом внушающие безоговорочное уважение, граничащее со священным трепетом… Медленно умирающие.
Они похожи на постройки, оставленные загадочной древней цивилизацией: пришедшие вслед за тем варвары, так и не поняв, как и для каких целей сооружались красные кирпичные исполины, без лишних затей приспособили их для своих незатейливых надобностей, деловито завалив пол мешками, заставив штабелями досок и бруса, нагрузив лабиринтами коробок и лесами железных палок. В этих лабиринтах запросто можно заблудиться, однако по сравнению с размерами величественного гиганта весь этот человеческий мусор – ничто, мелочь, тщета.

В полумраке цеха холодно и гулко. Запрокинув голову вверх, с восторгом рассматриваю закрепленные на немыслимой высоте сложные конструкции непонятного назначения, сработанные из массивного проржавевшего железа и давно уже, кажется, никем не используемые.
...Жилистый и тощий, точно скелет, рабочий, неспешно толкающий перед собой скрипучую тележку, полную скрученных железных обрезков, не обращающий ни малейшего внимания на появление в этом святилище чужаков. Он выглядит так, словно родился и старел вместе с этим медленно гибнущим исполином, памятником канувшей в прошлое эпохи – гигантской, неуклюжей, уродливой и мрачной, оставившей после себя тысячи и тысячи таких вот, медленно умирающих каменных гигантов: столь нелепых и при этом таких печальных и величественных.

...Под размеренное журчание деловитой беседы о стоимости бруса, фанеры и доставки, тихонько, никем не замеченная, подкрадываюсь к месту, что с первого мига не дает покоя растревоженному воображению: уходящей куда-то в бесконечность, тающей в полумраке шеренге огромных железных котлов с толстыми, изъеденными рыжей ржавчиной стенами. Забывая дышать, приподнимаюсь на цыпочки, чтобы широко раскрывшимися от любопытства глазами заглянуть внутрь.
Котлы пусты. Пахнет пылью, ржавчиной и водой, и с потолка свешиваются страшные крючья на лебедках. Все мертвое, заброшенное…

- Эй, ну ты идешь? Куда пропала?..
Вздрагиваю от неожиданности и, весело усмехнувшись своей неистребимой детскости, спешу, тряхнув головой, туда, где ютится мелкое человеческое производство, слышны живые голоса и вкусно пахнет ароматной свежераспиленной древесиной.